Евгений Соловьев  проза: Black Widow

 

  Главная | Стихи | Проза | Фото | Аудио | Ссылки | Контакты |

Евгений Соловьев
(в оригинале – под псевдонимом Йон Регулеску)

BLACK WIDOW

She kills and eats them, ha-ha!

Они встретились в обычном кафе, поприветствовали друг друга, как обычно, и заказали обычный кофе. Правда, кофе пил только Демин, а Рассальский – нет. Маленькая чашечка с дымящимся кофе так и стояла перед ним все то время, пока они вели не совсем обычную беседу. В общем, все было как всегда, когда имеешь дело с Рассальским, хотя под конец разговор сбился и вошел совсем уж в странное русло. А все из-за того, что Рассальский спросил Демина: «Так чего ты хочешь?» Тот немного подумал и в свою очередь спросил Рассальского: «С чего это ты взял, что я чего-то хочу?» И отхлебнул черную растворимую бурду. «Нет, больше здесь кофе заказывать не буду – подумал он, а Рассальский ему подмигнул: «И правильно, здесь лучше ничего не пить. А лучше всего вообще ничего не пить».
– То есть? – спросил Демин.
– А вот так, просто не пить, а если сможешь, то и не есть. – Рассальский снова подмигнул. Демину стало как-то неуютно и не очень комфортно. Он знал, что Валера не совсем обычный человек, а если говорить откровенно, даже немного странный, даже не совсем странный, а немного с шизинкой. Обговаривать с ним некоторые вопросы было себе дороже, но сейчас приходилось терпеть. Все-таки Рассальский был ему нужен больше, чем он Рассальскому.
– Так в чем проблема? – Валера был настойчив.
– Да так, в общем-то, ни в чем. – Демину было не совсем удобно обсуждать в кафе свои личные дела. Ему мешали люди.
– Говори, говори! Я же вижу – у тебя проблема. И, по-моему, проблема серьезная. А может быть, даже и не одна! – громко сказал Рассальский. Ему, в отличие от Демина, большие скопления людей не мешали.
– Не вопи. Не можешь, что ли, потише? – Демину стало еще неуютнее. Но проблемы действительно были. И их надо было решать. И вот тут-то Рассальский и может помочь. Если, конечно, захочет.
– Ладно, можешь и не говорить ничего, я и так знаю. Тебе, Витя, просто нужна женщина. Я прав? – Рассальский довольно откинулся на спинку стула.
– Хм, – только и смог выдавить из себя Демин. – Это что, так заметно?
– Я с некоторых пор все вижу, – Рассальский оттянул высокий ворот водолазки и с необыкновенным ожесточением принялся тереть шею. – Да, вот именно, с некоторых пор. А может быть, тебе и не одна нужна? Ты говори, не стесняйся. Тело – это такая штука, что с ней трудновато все-таки жить. – Он перестал чесать шею и аккуратно поправил ворот.
– Тело? – глупо удивился Демин.
– Телесность вообще давно затрахала. Я же тебе говорю, что пить и есть вредно. Ну, так как, нужна тебе женщина или нет, решай. В этом-то я могу помочь. Даже с удовольствием, – Рассальский непонятно ухмыльнулся.
– Только это все – между нами. – Демин взглянул на Валеру и заметил в его глазах нечто непонятное – в зрачках Рассальского отражался он сам – Демин. Потом только Виктор понял, что зрачки Рассальского были расширены до предела, расширены так, что, казалось, их нет вообще. «Глаза – зеркало души», – всплыло в мозгу Демина, – «А в его глазах души-то вроде и нет. Я только. Только моя небритая физия».
– Так что? Решай давай, мне скоро уходить – торопил Рассальский.
– Нужна, год уже, как нужна. Устал я, сны всякие снятся, – стыдливо пробормотал Демин.
– Сны? Какие сны? – Рассальский, как показалось Демину, разозлился. – Про сны ты ей расскажешь. Короче, вот тебе телефон и имя. Звони и договаривайся.
– А выйдет толк? – засомневался Демин.
– Ты марихуану любишь? – вдруг спросил Валера.
– Да я, собственно, как-то и не задумывался.
– Вот и не задумывайся, тогда все и выйдет. Ладно, чао! – Рассальский поднялся и направился к выходу. На столе осталась нетронутая чашка черного кофе.
Демин посмотрел на бумажку - там были написаны телефон и имя. «Звонить или не звонить? Странно все это, да и Рассальский сегодня тоже весьма странный. Раньше он таким все же не был.» Он смял листочек в комок и уже хотел выбросить, но остановился и, решив, что выбросить сможет всегда, сунул комочек в карман. «Потом как-нибудь на досуге решу, – подумал он и, допив кофе, тоже покинул кафе.
Он долго бродил по улицам и размышлял. Размышлял так – ни о чем. Проблем у него было столько, что думать о них он абсолютно не желал. Но, так или иначе, проблемы были, и сами настойчиво лезли в голову. Мозг, не в силах переварить их все скопом, пульсировал и болел. Болел как-то странно – местами. Особенно ныло темя и чесалось под лобной костью. «Проблемы гребанные! Достало все, а если их не решить, то впору повеситься». Вешаться Демин, естественно, не собирался, просто нутром чувствуя, что скоро все разрешится само собой. Иногда с ним случались прозрения. А хорошо решится или плохо – это уже другой вопрос. Особенно его волновало отсутствие женщины, с которой можно было бы залечь в постель. Это отсутствие доводило его порой до безумия и до мастурбации, что он воспринимал очень болезненно. Ему казалось, что у всех мужиков, попадающихся ему навстречу, есть своя конкретная баба, которую они трахают, причем трахают тогда, когда захотят. У него же такой бабы не было и в ближайшее время быть не могло, а ему хотелось. Почему-то Демин был на все сто процентов уверен, что бабу ему не найти. Более того, уверен на двести процентов. «Маразм, конечно, но есть во мне что-то такое, что женщин отпугивает. Или это комплекс? А, комплекс не комплекс, но, однако, факт. Ведь все мои попытки познакомиться с представительницами прекрасного пола в последний год терпели крах. Дерьмо! Полное». Размышляя таким образом, он добрался до автобусной остановки. Ехать ему надо было далеко. «И какого черта я сюда, в этот район, приперся? Понадеялся на Рассальского, а, похоже, зря. Ничего хорошего он мне не посоветовал». Виктор извлек из кармана бумажку, подкинутую ему Рассальским. «Вот, падла, только имя и телефон. Интересно, кто она?» С проститутками Демин принципиально никаких дел иметь не желал. С другой стороны, Валера тоже их не очень-то жалует. «Но выглядит все как-то диковато. Ну, позвоню я, она возьмет трубку и что я скажу? А если это будет не она, а какая-нибудь мамаша или, что еще хуже, какой-нибудь папаша? Глупо все может получиться. С другой стороны, Валера – друг и свинью не подложит». Демин немного подумал, почесал затылок и решил, что Рассальский смотрел на него в кафе как-то не очень хорошо, не по-дружески смотрел, а по-деловому. Словно выполнял какую-то ему одному понятную миссию. «И потом – эти его глаза…» Глаза Рассальского показались Виктору несколько безумными, особенно эти донельзя расширенные зрачки. «И ведь Валерка-то был совершенно нормальный. Не обширянный, не обкуренный. Уж это-то я заметил бы сразу». Но червь сомнения все-таки продолжал точить Демина. И чтобы окончательно избавиться от сомнений, он снова прочитал записочку. Так: «Натали, телефон – 65-78-99». Нет, вроде, не проститутка и не блядь. Не будет Рассальский связываться со стремными девками. Но все-таки странно все это. «А что не странно?» – неожиданно всплыло в измученом сомнениями мозгу Демина. «В последнее время все вокруг меня странно. Да и я, наверное, тоже странным кажусь окружающим. Девки, вон, все как сговорились, ни одну не склеишь. Ладно, решать надо все быстро. Звонить или не звонить?» Демин почувствовал волнение и ноющую боль в паху. «Нет, лучше позвонить. А то опять эти сны, опять этот онанизм. Задолбало. Позвоню. А там – как получится…» Удовлетворенный принятым решением, он сел в подошедший автобус и поехал домой.
Дома вся решимость сразу куда-то исчезла. Демин долго бродил по квартире, тихо матеря себя за нерешительность и мягкотелость. «Здесь волю надо проявить. Жесткость! Если пошлет, то ведь не умру же я от этого». Но он боялся. Вся ситуация казалась ему совершенно абсурдной. И Рассальский, и телефон, и эта мифическая Натали. «Может, Валера просто пошутил? Он – может. А если не пошутил, то с каких пирогов он предлагает ему свою знакомую? А может, и не просто знакомую. Может, Рассальский с ней спал? Тогда это вообще ни в какие ворота не лезет. Полный абзац. Кафка…»
В конце концов, Кафка победил и Демин принялся набирать номер. Рука дрожала, но номер, наконец, был набран. Раздались длинные гудки. «И посмелее, осел. Если будешь мямлить, то…»
Трубку на другом конце провода сняли.
– Алло!
– Извините, можно пригласить к телефону Наташу?
– Вы ошиблись, - произнес хрипловатый женский голос и зазвучал отбой.
«Это еще как? Как так ошибся?» – Демин принялся набирать номер по новой.
– Алло! – И снова тот же голос с приятной сексуальной хрипотцой.
– Наташу можно к телефону? – решительно произнес Демин.
– Какую Наташу, молодой человек? Здесь такой нет.
– Как нет? Мне сказали, что есть, – растерялся Виктор.
– Вы какой номер набираете?
Демин ответил.
– Здесь нет никакой Наташи. Над вами, видимо, просто пошутили. – сказала женщина весело и повесила трубку.
Демин тупо уставился в бумажку, которую ему дал Рассальский. «Нет, не ожидал я от Валеры такого. Выспрашивал все, выспрашивал, а потом взял и просто надул, как младенца». Виктор еще раз перечитал записочку. Подумал и снова набрал номер.
– Алло! – Трубку сняли после первого же гудка, словно специально ждали у телефона.
– Я могу поговорить с Натали?
– Давно бы так, молодой человек. Я Вас слушаю.
– Э-э-э, - протянул Демин, - меня зовут…
– Короче, я Вас понимаю. Вы, конечно же, хотите со мной встретиться? Ну, подумайте еще раз, ведь хотите? – Демин уловил в голосе женщины легкую издевку, но отступать было поздно и он решился.
– Хочу, хочу, – через силу признался он.
– Записывайте тогда адрес и время. И учтите, не опаздывать. У меня дел по горло. Если опоздаете, то я Вас просто пошлю подальше и все на этом кончится. Понятно? – Девица явно знала себе цену.
– Понятно, – подавлено сказал в трубку Демин, а про себя подумал: «А вдруг Валера все-таки проститутку мне подсунул? Девка-то наглая. Я сразу чувствую»
– Ладно, вы там не принимайте меня за Бог знает кого. Я не по этой части, можете успокоиться, – вдруг сказала женщина.
– Э-э-э, – растерялся Демин.
– Да кончайте вы там мычать, как теленок, не проститутка я. Стал бы мой Рассальский вам телефоны блядей давать. Если вас это успокоило, то давайте пишите адрес и приезжайте завтра, скажем, к восьми утра. Жду. Даже с нетерпением. И можете не удивляться, вы мне тоже нужны. Все, привет! – В трубке зазвучал отбой.
Демин лихорадочно принялся искать карандаш. «Черт, не забыть бы адрес…» Карандаш нашелся, и Виктор быстро нацарапал адрес и время на первом попавшемся клочке бумаги. Как только он все записал, и адрес и время, то вдруг совершенно успокоился.
«Все! Я сделал это! Теперь дело выгорит. Я предчувствую крутой кайф. О, Натали! Ты – нечто! Только почему так рано? А! Я ведь нужен. Вот ведь как, не только мне нужна женщина, но и я нужен женщине! Приятно, черт побери!»
Размышляя таким образом, Демин завалился на диван и принялся строить планы на будущее. Планы были весьма далеко идущие, иногда переходящие в совершенно нереальные грезы. Предаваясь этим нереальным мечтам, Демин незаметно для себя заснул. В этот раз никакие особенные сны ему не снились.
Проснулся он ровно в семь. Взглянул на часы и отметил, что еще времени – вагон. По крайней мере, хватит, чтобы принять душ и быстренько что-нибудь перекусить. Прекрасно!
Демин долго стоял под струями воды, тщательно моя свой половой агрегат и размышляя о таинственной Натали, затем сполоснул голову холодной водой, чтобы успокоиться, вытерся и пошел жарить яичницу. Быстренько уничтожил все с тарелки и натянув майку, джинсы и кроссовки (ему показалось, что для первого свидания он будет одет неплохо) вышел на улицу. Времени было достаточно – как раз поймать мотор и доехать до улицы, где и проживала его новая знакомая. «Впрочем, еще незнакомая. Но скоро будет знакомой. Надеюсь, хорошей» – подумал Демин и рядом сразу остановилась тачка.
– Куда? – водитель был конкретен.
Демин сказал.
– С бабками порядок? – подозрительно спросил шофер.
– Порядок. Сколько?
Водила назвал сумму и Демин, только присвистнув от удивления, забрался в машину.
– А чего ты хочешь? На бензин только и работаю, - казалось, шофер оправдывается перед пассажиром за то, что заломил совершенно непомерную сумму. Но Виктору было все равно.
– Инфляция, - индифферентно бросил он и замолчал.
Они молчали всю дорогу, а она была долгой. Натали жила, как и Рассальский, чуть ли не на краю света. Во всяком случае, Демину так показалось, и пока они ехали, он буквально извелся от нетерпения. «Ну, все», – подумал он, выбираясь из тачки и расплачиваясь, – вот я и тут. Надеюсь, Натали деньги за поездку оправдает». Денег ему было не жалко, просто их у него оставалось мало. А до зарплаты еще дожить надо. Он нашел дом и решительно поднялся на пятый этаж. Вот и она, эта самая квартира. Демин, не раздумывая, позвонил. Двери долго не открывали и Виктор собрался было снова нажать на кнопку звонка, но не успел он поднять руку, как железная дверь распахнулась.
«Ну и краля!» – пронеслось в голове Демина. Действительно, девушка производила впечатление. Невысокая, стройная, с длинными вьющимися черными волосами, она была одета в черную же, с воротом под подбородок, как у Рассальского, водолазку, и черные же обтягивающие джинсы. Демин, проходя в прихожую, успел заметить, что под водолазкой ничего нет. «Значит, ждала. Значит, выгорит!»
– Не спеши, дорогой. Ты от Рассальского? – спросила девушка.
– От него, – лаконично ответил Демин. Он отметил, что черный цвет, похоже, ее самый любимый. Во всяком случае, губы девицы были в черной помаде, а когда она взяла его за руку, втягивая в комнату, он заметил на ее длинных ногтях черный лак.
«Странно», – уже в который раз подумал Демин и взглянул на ее лицо. Зрачки девушки были расширены точно так же, как и у Рассальского. «Может смотаться отсюда, пока не поздно? Однако, на наркошу не похожа…» – мелькнуло в голове у Виктора. Но явная сексапильность девицы, да еще оправленная в черный цвет, пересилила. Он остался.
– Поговорим? – первой нарушила молчание девушка.
– Поговорим, - согласился Демин.
– Что беспокоит? Сны? – Девушка уставила на него черные до невозможности зрачки и Демин промямлил: «Ага, сны».
– Значит, странные сны. И поллюции. – деловито констатировала девица и тут же неожиданно спросила: – Какой стаж мастурбации?
Демин настолько растерялся, что ответил правду: «Год с лишним».
– С перчинкой? – продолжала допрос девица.
– Это как? – удивился Демин.
– Я имею в виду, когда мастурбируешь, что-нибудь этакое извращенное воображаешь?
– Да нет, все как обычно, все как у всех.
– Как у всех – это как?
Ну, там, в рот, в зад. – нехотя ответил Демин.
– Учти - coitus per anum тут не пройдет. Я это не люблю. А сны? Но только откровенно. Иначе, ну, сам понимаешь…
– Мне, м-м, снится, что мы, это самое, ну, валетом. И Леннон поет: «Revolution sixty nine»
– Ну, поет-то он, положим, «Revolution number nine». Но сон симптоматичный. Ну, хорошо, как ты уже догадался, меня зовут Натали. А тебя? – Девушка с любопытством смотрела на Демина.
– Виктор, - просто ответил тот.
– Отлично, буду звать тебя Виктуар. Согласен?
– Демин неопределенно пожал плечами.
– Вот и ладушки. Кстати, как ты относишься к марихуане? – Натали снова вперила в него свои до безумия расширенные черные зрачки.
– Не вставляет, – ответил Демин, а сам подумал, что и Рассальский задавал ему точно такой же вопрос. «Не нравится мне все это, но бежать, похоже, поздно. Девица, эта самая Натали, так смотрит, словно сейчас готова меня в койку затащить, или мне просто это кажется?».
– Ничего, вот увидишь, вставит. А пока все ясно. Тебе необходимо пройти курс сексуальной терапии. Со мной. Готов?
«Вот оно! Если я сейчас откажусь, то потом всю жизнь жалеть буду», – подумал Демин и ответил девице решительно: «Готов!»
– Ну смотри, потом не пожалей, – лениво произнесла Натали и извлекла откуда-то длинный косяк. – Будешь?
– Давай, давай. Уверяю тебя, что с тобой я никогда ни о чем не пожалею.
– А вот Рассальский пожалел.
– Да он дурак набитый, если пожалел, ты …
– Точно, – расхохоталась Натали. – Валериан – дурак, и именно набитый. Он тебя про телесность не расспрашивал? – она затянулась раз, другой и передала косяк Демину.
– Расспрашивал, – Демин втянул в себя сладковатый дымок волшебной травы.
– А ты что? Не надоело тебе еще тело?
– Не-а, еще не-е надо-о-ело, – растягивая слова, ответил Виктор. Трава вставила сразу.
– А есть не надоело, или пить?
– Не-а.
– Слушай, а мочиться тебе в кайф? – вдруг спросила Натали, но уже как-то серьезно.
– Мочиться-то необходимо.
– И, кстати, акт дефекации тоже ведь необходим, ведь так?
Демин в ответ только кивнул. Трава оказалась настолько отличной, что он не мог произнести ни слова.
– А ведь акт дефекации напоминает coitus per anum. А это вредно. Тебе так не кажется? – вроде бы шутливо спросила девушка, но Демину вовсе не казалось, что Натали шутит. Все было серьезно, как серьезно снимала она с него джинсы и майку, затем трусы. «Чего она хочет?» – только и смог подумать Демин, но тут член встал и Натали сразу взяла его в рот. Продолжалось все очень долго. И Демину казалось, что этот кайф будет длиться вечно. Но все когда-нибудь кончается и он, в конце концов, кончил. Да так, что чуть не умер, настолько быстро стало при этом биться сердце. Натали встала, улыбнулась, потом облизнулась и сказала: «Я так тоже не люблю, поэтому ты не обидишься, если твою сперму я глотать не буду?» И ушла, не дожидаясь ответа, в ванную комнату. «Бред, полный бред, если она так не любит, то на фига было это делать? Трахнулись бы как все и дело с концом». Демин размышлял над этим необычайно долго, до тех пор, пока Натали не вышла из ванной. Она внимательно посмотрела на него и сказала: «Ты любишь сверху, потому что ты – агрессивный сексуальный тип. Кстати, я тоже такая же. Я тоже люблю быть сверху. Так что у нас с тобой ничего бы не вышло. А ведь ты кончил?»
– Еще как! – еле-еле собрав всю свою волю, смог ответить Демин.
– Вот видишь. Значит, я была права насчет феллацио. Кстати, я всегда права. Теперь время подумать о теле и как бороться с его желаниями. Ты не против?
– Нет, не против, тело задолбало, - совершенно того не желая, ответил Демин, поскольку он вовсе так не думал. Эта Натали его просто околдовала. Он был готов согласиться с любым ее предложением.
– Если тебе понравилась моя сексуальная терапия, тогда стоит подумать и о моей сексуальной хирургии. Марихуана ведь тебе понравилась? – неожиданно нелогично спросила Натали, и, не дожидаясь ответа, скрылась в соседней комнате.
Тут Демин отрубился.
Очнулся он на том же диване, но к вене в руке была подсоединена капельница. Во рту стоял противный приторный привкус волшебной травы. «Кажется, я вчера переборщил», – подумал Демин и тут в комнате появилась черная девица.
– Ну, как мы себя чувствуем? – вроде бы заботливо спросила она, но Демин уловил в ее тоне какую-то неискренность. Натали была неестественна и напряжена. «Чего это с ней?» – подумал он, но вместо того, чтобы спросить ее об этом, спросил совсем о другом: «Чего это со мной?»
– Лучше спроси у Рассальского, он тебе понятнее объяснит. – ответила девушка и взглянула на капельницу. – Ну вот все и нормально. Можешь одеваться и отправляться домой, – она проворно извлекла иглу из вены. – Нужно будет что-нибудь – звони.
Она протянула ему черную водолазку и джинсы. Демин машинально посмотрел вниз, трусы были уже на нем.
– Так чего это со мной? – он машинально почесал горло. И неожиданно ощутил грубый шрам. Он внимательно попытался осмотреть себя и слегка прибалдел. От горла и до паха проходил грубый, уже начавший зарастать, шрам. Швов уже не было. «Чего это она со мной сотворила? Какая такая сексуальная хирургия?» Демин пощупал между ногами. Там все было в порядке. Натали, заметив это, усмехнулась.
– Говорю же, спроси у Рассальского. Только не пей, даже если захочешь.
– Это почему? – спросил Демин.
– Плохо будет. – просто ответила девица.
– И сколько я тут провалялся? – как-то глупо спросил Виктор.
– Да недели полторы, дорогой мой. Ладно, Виктуар, мне еще кое-чем заняться надо, а ты мешаешь. Ничего, что я тебя так бесцеремонно выдворяю?
– Ничего. – зло ответил Демин и принялся одеваться. Ворот водолазки идеально прикрывал уродливый шрам. Демин вспомнил Рассальского, его странную усмешку и подумал: «Все-таки подложил свинью, козел».
– Не огорчайся, ты сам виноват, – неожиданно сказала Натали, – просто все вы, козлы, одинаковы, вот я вас и шпигую травой.
– Травой? – Демин уставился на девушку.
– Ну да, самой настоящей марихуаной. У тебя теперь вместо желудка и кишечного тракта килограмма три марихуаны. Чуйской, между прочим. Так что цени! – усмехнулась она.
– А горло-то зачем было резать?
– А как я пищевод бы вытащила?
– Вот сука! – психанул Демин.
– Виктуар, я же сказала тебе, что ты сам виноват. Зачем мне звонил? Думал, трахнешься разок, другой – и все? А вот теперь ты мой. Я тебя не отпущу, пока мне еще клиента не найдешь. И думаю, что это будет очень скоро.
– А как я есть буду?
– А телесность, которая тебя задолбала? Представляешь – ни мочиться не надо, и никаких дефекаций.
– Блин, как я же попал! Я ведь помру!
– И кто это заметит? – спросила Натали и сама же ответила, – никто, бэби!
Демин вышел и побрел к остановке. В голове было непривычно пусто. Рассальский! Вот кто ему нужен! «Я его, гада, придушу на месте. Вот так попал! И теперь ведь ничего не сделаешь, обратно-то кишки не вернешь. Три килограмма чуйской конопли! Во дает девка!» Он остановил мотор и, не торгуясь, сунул в руку шофера все, что у него оставалось. «В общем-то, на хрена мне теперь деньги. Успеть бы только Рассальского застать, а там посмотрим». Что он будет делать, когда найдет Валеру, Демин толком не представлял. Надеялся, что мысли придут сами, когда он обнаружит этого гаденыша. Перед глазами все еще стояла его мерзкая ухмылка и нетронутая чашка кофе. «Ладно, пока дышу – надеюсь. Ну, надо же было так попасть!» – продолжал корить себя Виктор. И мучился так до самого дома Рассальского.
На его условный звонок дверь открыла незнакомая тетка.
– Рассальский? Валера? Так он позавчера утонул. В озере.
– Нашли тело? – еле выдавил из себя Демин.
– Какое там! Как в бездну канул. Пошел ночью на пляж и все – конец. А ты кто ему будешь? Друг? Так может по стопке за помин души раба божьего?
Демин, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота, бросился вниз по лестнице и пришел в себя только у того самого кафе, где Рассальский и подсунул ему телефон этой сучки.
«Ладно», - подумал Демин и направился к кафе. Он не мог объяснить, что туда его тянуло, но тянуло несомненно. И он решил не сопротивляться. «Будь что будет» – Именно так думал он, входя в шумящий, пропитанный алкоголем и потом зал. Навстречу ему двинулся незнакомый мужчина.
– Привет, Витек! А я тебя сразу-то и не узнал! Как жизнь-жестянка? – незнакомец уцепился за Демина и не отставал. Виктор напряг мозги и вдруг вспомнил: да это же был Антошка, но какой! Прикинутый в шикарный костюм, при галстуке и носатых штиблетах, он вызывал у Демина почти физическое отвращение. Но Антон Вербин ему был просто необходим, и Демин отлично это понимал. Натали по-прежнему довлела над ним. «А вдруг с этим что-то выйдет?» – размышлял Демин, послушно проходя к столику, ведомый Вербиным.
– Вот тебя-то мне, старик, и не хватало! Давай дернем за встречу! – Вербин извлек бумажник и принялся доставать из него купюры. Демин притих. Ему казалось все совершенно нереальным и вместе с тем внутри жила надежда, что он еще раз услышит столь сексуальный хрипловатый голос Натали.
– Как жизнь, старик? – продолжал незнакомец, похожий на Вербина.
– Старик? Как это? – удивился Демин.
– Брось, все мы уже там, по ту сторону. Нам о другом уже думать надо. Но я лично – не желаю. Желаю телку! – Вербин говорил громко, чем настолько смущал Виктора, что тот просто растерялся и не сразу отреагировал. И только после минутного молчания сказал: – Давай потише, здесь все-таки женщины.
– Ты еще скажи – дети! – захохотал Вербин.
– Ладно, - попытался ввести разговор в деловое русло Демин, – чего ты хочешь?
– Да поговорить с тобой, дура! – Вербин был пьян.
– О чем? О бабах? - решил взять за рога Демин.
– В том числе и о них.
– Тогда давай! – решительно произнес Виктор и замер в ожидании ответа. Сейчас все должно было решиться. Сколько ему жить и когда умереть. В том, что он скоро умрет, сомнений уже не оставалось.
– Короче, старик, понимаешь, какая фишка. Коза меня моя достала, в рот не хочет, боится, а чего – не пойму! Найди телку, а то сны снятся мутные.
– Про сны ты сам той телке расскажешь, – зло сказал Виктор и замолчал. Он вспомнил, что все повторялось, и именно так, как с Рассальским.
«Похоже, придется умирать», – он взглянул на стакан заказанной им минеральной воды. «А Валера пил, вернее, только заказал кофе. Ну и бред! А у меня – минералка. Шиза полная!».
– Ладно, я же знаю, у тебя телки не переводятся, - наседал Вербин.
«Черт, с чего это он взял? Телки, секс… Все это так мелко… Умирать ведь надо», – пульсировало в висках Демина. – «Но если он так этого жаждет, то я ему подмогну». И про себя захихикал. Потом взял листок бумаги, ручку и написал как раз то, что ему написал Рассальский: «65-78-99, Натали». Написал и протянул листок Вербину.
Тот внимательно рассмотрел записку и спросил: «А она не того? Не проститутка?»
Демин подумал: « А почему это так всех волнует? Проститутка или нет?» Потом понял. Деньги. Секс и деньги. Одно дело любовь на продажу, другое дело – по любви или по интересу. Деньги и любовь – все это так неестественно и в то же время так обычно в наше гребаное время.»
– Нет, просто любительница острых ощущений.
– Отлично! – Вербин извлек мобильник и начал набирать номер.
– Э, нет! Это ты ей звони – не отсюда, звони оттуда, где меня нет и вообще никого нет. Ты должен быть один, понимаешь, – прошептал Демин и, быстро встав, покинул кафе. На столе остался одинокий пузырящийся стакан минеральной воды.
Вербин посмотрел ему вслед, пожал плечами, спрятал мобилу и вышел из кафе. В кармане он потной рукой сжимал комочек бумаги, выданный ему Деминым. Впереди был кайф. Он чувствовал это всем своим телом.